Джотто / www.art-giotto.ru

главная страница

карта сайта

Становление мастера | Фрески Верхней церкви Сан-Франческо в Ассизи | Приезд в Рим | Фрески капеллы дель Арена (дельи Скровеньи) в Падуе

Фрески Нижней церкви Сан-Франческо в Ассизи | Росписи в церкви Санта-Кроче во Флоренции | Картины последних лет | «Башня Джотто» | Конец пути

4 сцена: Распятие из Сан Дамиано

Фрески Верхней церкви Сан-Франческо в Ассизи
Сцены из жизни Святого Франциска (1297-1300)

Распятие из Сан Дамиано. Цикл фресок житие Святого Франциска в Верхней церкви Сан-Франческо, Ассизи. Джотто / www.art-giotto.ru В сцене Распятия из Сан Дамиано церковь с Распятием на алтаре и молодой коленопреклоненный Святой Франциск образуют две составные части этой истории, словно они были совершенно отделены друг от друга. Церковь Сан Дамиано, передана в ракурсе наглядно воссоздающем ее разрушенное состояние. Святотй Франциск символически находится внутри церкви, поскольку совершенно не соотносится с ней в масштабах. Этот способ изображения останется типичным для треченто и в начале кватроченто.

Примечательно, как Джотто подчеркнул в этой сцене обращение Христа к Франциску с креста: распятие наклонено в сторону Франциска.

«И вот однажды он вышел в поле поразмыслить и в размышлениях своих дошел до церкви святого Дамиана, обветшавшей и почти развалившейся от крайней старости, и вошел в нее, воспламенившись духом, для молитвы, и когда он распростерся перед образом Христа, дух его получил в молитве немалое облегчение. Глазами, полными слез, взирал он на крест Господень, и тогда с креста раздался голос, трижды провозгласивший (а он внимал эти словам телесным ухом): «Ступай, Франциск, отстрой дом мой, - ты видишь, он почти разрушился!» Кроме Франциска, в церкви в тот час никого не было, он содрогнулся и замер, и когда он постиг сердцем, что внимал самому Христу, он лишился памяти и упал без чувств» Бонавентура.

Молодой Франциск все больше погружался в размышления о Божественном призвании и молитву. Ежедневно он начал приезжать для молитвы в церквушку за городом построенную в честь Святого Дамиана — безыскусную, с облупившейся краской и продольными трещинами на стенах. После того, как Франциск поцеловал прокаженного, в душе его возросла любовь к Богу, и он избрал церковь Сан Дамиано — в этих печальных стенах, с облупившейся штукатуркой, у пустовавших алтарей он чувствовал себя наедине с Богом. Покой и глубокая тишина окружали его в тени серых, как уныние, олив; позади возвышался Субазио, труднодоступный, как путь к покаянию; впереди было небо, бескрайнее, как мечта, а вдали — россыпь гор, лазурных и неуловимых, как святость, Франциск созерцал это и мысленно устремлялся к Богу, а затем становился на колени перед византийским распятием, моля Всевышнего о том, чтобы Он научил его, что делать, ибо любовь без дел ничего не стоит, словно золото без пробы. У Христа на распятии были глубоко запавшие глаза, худощавое тело и раны, алые, как вино. Он не был красив, и вначале Франциск смотрел на него с болью в сердце, но потом вера открыла ему глаза.

Он увидел Господа своего Иисуса, ради него распятого, и убедился в том, что вбившаяся в сознание идея может сделать человека способным на подвиг. «Бог любит тебя, любит именно тебя и к тебе стремится». И как любит! Ведь Он, Распятый, умер за него. Даже отец не мог бы так любить — для этого надо было бы изменить его силой любви, а в то время люди уже начали забывать о Боге и жили так, словно не верили в распятие.

В пустынной церквушке трепещущее сердце полнилось пылкой мольбой: «О, Господи, чего Ты хочешь от меня?» Наконец, голос ответил: «Франциск, ты не видишь? Дом Мой рушится. Иди почини его». Он узнал этот голос. Несомнено, с ним говорил Распятый, а восстановить Он велел эту церквушку, которая вот-вот должна была рухнуть. От него, Франциска требовались деньги и труд. Он ответил: «Господи, охотно починю». И от обещаний перейдя к действию, вышел из церкви, и высыпал все из мешка в руки изумленного священника, и попросил его, чтобы перед распятием постоянно горела лампада, а потом отправился в город, чтобы добыть денег.

С того дня он больше не страдал из-за себя самого. Он страдал из-за Христа. Лишь одно мучение казалось ему достойным — ради Него, лишь одно желание было — умереть, как и Он, на кресте.


предыдущая  /  главная  /   следующая страница

     

© Все права сохранены. Art-Giotto.ru