Святой Франциск на смертном одре,
или Смерть, подтверждение стигматов и вознесение Святого Франциска (ок. 1325)

Росписи капелл церкви Санта-Кроче во Флоренции (1320-1325)

Фрески капеллы Барди

Святой Франциск на смертном одре. Фрагмент. Джотто / www.art-giotto.ru

Изображенный на этой картине эпизод содержится и в «Легенде о Св. Франциске», написанной Бонавентурой, и в итальянском собрании легенд XIV в. «Fioretti di San Francesco». Жил в Ассизи знаменитый ученый по имени Иероним, который сомневался в том, что стигмы брата Франциска настоящие. Поэтому он подошел к его смертному одру и при всех пощупал рану в боку.

Благородный дворянин, изображенный на картине в красной мантии, вероятно, и есть ученый Иероним. Лица его не видно, но острожное движение руки и вся поза передают глубокое потрясение. Особенно выразительно выписаны фигуры скорбящих монахов, оплакивающих смерть Св. Франциска. С глубоким почтением склоняются над ранами на руках и ногах Св. Франциска, с благоговением и безграничной верой целуют стигмы. Их печаль и горе переданы здесь посредством сдержанных жестов людей, но не выражением лиц.

Душевное состояние монахов, товарищей святого по ордену, резко отличается от настроения недоверчивого дворянина. Джотто подчеркивает это противопоставление даже цветом: яркая светская одежда Иеронима контрастирует с белыми и коричневыми одеяниями монахов. Несмотря на поврежденную поверхность фрески, хорошо видно, какую большую роль играет свет в выражении драматического содержания и живописного исполнения композиции, построенной на коричневом цвете. В верхней части картины на фоне синего неба изображена полуфигура Св. Франциска во славе.

Фреска сильно повреждена, в XVIII в. ее забелили известкой, а перед ней установили надгробие. Только в 1852 г. изображения были открыты вновь. Тогда дополнили недостававшие фрагменты, стертые поверхности переписали. От этих фрагментов XIX в. фреска была освобождена в ходе реставрации, проведенной в 1958-1959 гг. Отсутствие отдельных фрагментов несколько мешает эстетическому восприятию картины, однако оставшаяся живопись достоверно принадлежит кисти Джотто.

Концентрированность композиции - новая ступень развития художественных устремлений Джотто, заявленных им еще в цикле фресок падуанской капеллы Дель Арена, поэтому эта картина по праву считается шедевром позднего, зрелого периода творчества Джотто.